Телемост Москва-Берлин-Генуя: актуальная информация о COVID-19

Телемост Москва-Берлин-Генуя: актуальная информация о COVID-19

Третий выпуск Public talk, организованный сетью Информационных центров по атомной энергии, был посвящён пандемии COVID-19 и объединил Ирину Якутенко, молекулярного биолога и научного журналиста, и Александру Борисову, президента АКСОН, доцента ИТМО. Получился телемост Москва – Берлин – Генуя.

Сначала обсудили меры самоизоляции. Оказалось, что в европейских странах они отличаются. В Италии из дома нельзя выходить без особой необходимости. Можно ездить на работу при наличии справки с разрешением. Кроме того, можно выйти в магазин, аптеку или для того, чтобы привезти продукты пожилым родственникам. Для выхода нужно заполнить онлайн специальный модуль, в котором гражданин подтверждает необходимость выхода на улицу. Сама Александра по вечерам выходит на пробежку, и полицейские не против.

Ирина Якутенко, которая сейчас живёт в Берлине, напомнила, что Германия – федеративное государство, и в каждом регионе введены свои правила. В Берлине, например, они весьма мягкие: можно выходить на улицу и гулять (главное – не компанией), можно заниматься спортом, работают супермаркеты, магазины бытовой химии и аптеки. При этом комментируя строгость российских мер Ирина Якутенко подчеркнула: «Никто не знает, как правильно. Только когда пандемия закончится, можно будет делать обоснованные выводы о том, какая стратегия была оптимальной. Ограничительные меры точно нужны, и Россия, вероятнее всего, не опоздала с ними».

Александра Борисова добавила: «Самоизоляция – это очень важный инструмент для спасения системы здравоохранения. Только так можно растянуть по времени поступление тяжёлых больных. Достаточно следить за событиями в США, чтобы понять, к чему приводит отсутствие мер самоизоляции. Важно чётко понимать: мэры южных городов буквально умоляют своих граждан сидеть дома, потому что понимают, если бы очагом эпидемии стали не Милан и Ломбардия (самый богатый регион Италии), а, например, Неаполь, то цифры смертей и общего количества заболевших были бы куда страшнее. Резкий всплеск количества больных, которым нужна реанимация, может привести к коллапсу любой системы здравоохранения. Поэтому нужно ограничить контакты людей, чтобы замедлить распространение вируса».

Следующий важный вопрос, который обсудили эксперты, связан с появлением тестов в некоторых российских коммерческих лабораториях. Александра Борисова прояснила: «Массовое тестирование означает не то, что тестируют всех подряд. В этом нет смысла. Нужно тестировать тех, у кого есть признаки заболевания, и всех тех, с кем контактировали больные. По этому пути пошла Южная Корея, например. Там власти пренебрегли правами и свободами граждан, отслеживали по банковской карте и данным с мобильных телефонов, где и когда человек был, с кем мог контактировать, и таким образом быстро выявляли группу риска. В результате эпидемия прошла там относительно легко. В целом те страны, которые отреагировали быстрее и ввели карантин для заражённых, имеют лучшую эпидемиологическую обстановку».

С Александрой согласна и Ирина, напомнившая, что есть два типа тестов: ПЦР (полимеразная цепная реакция) и тест на антитела. «Пока у нас есть только ПЦР-тесты, а у них много ложноположительных и ложноотрицательных результатов. Т.е. многие заразившиеся окажутся здоровыми и наоборот. Гораздо важнее получить тест на антитела, который смог бы показать нам, болел человек или нет. Это очень важно для определения масштабов эпидемии и формирования представлений о коллективном иммунитете. Ведь по разным оценкам, не выявлено до 84% болеющих. Цифры, которые сейчас есть, не отражают действительность», — отметила Ирина Якутенко.

Не обошли стороной и мифы. В частности, эксперты заверили, что слухи об искусственном происхождении нового коронавируса ошибочны: любое вмешательство в РНК вируса было бы заметно учёным, а поскольку РНК COVID-19 расшифрована в нескольких странах, включая Россию, и нигде профессиональное сообщество не заметило ничего необычного, то скорее всего переход вируса от животного к человеку произошёл естественным путём. Также Ирина Якутенко предостерегла от излишнего оптимизма относительно полезности противотуберкулёзной вакцины БЦЖ и противомалярийного препарата гидроксихлорохина. В СМИ появились публикации о том, что у людей, вакцинированных БЦЖ, намного выше шансы перенести коронавирус легко, а гидроксихлорохин якобы существенно облегчает ход болезни. Но в действительности, отметила эксперт, в обоих случаях исходные исследования проведены так плохо, что нельзя сказать, что они что-то доказывают или опровергают. Однако аналогичные исследования проводят другие группы учёных в разных странах, поэтому может оказаться, что это правда. Но ждать результатов нужно ещё несколько месяцев.

Запись трансляции можно посмотреть здесь.

Public talk – это серия онлайн-трансляций, на которых эксперты, выступавшие в ИЦАЭ, отвечают на вопросы жителей регионов и участников групп центров в социальных сетях, а также обсуждают актуальные новости.