“Внеземная жизнь”: сигналы из космоса с точки зрения науки

“Внеземная жизнь”: сигналы из космоса с точки зрения науки

13 марта в Информационном центре по атомной энергии (ИЦАЭ) Калининграда на Научном антикафе прошёл лекторий, посвящённый разным формам земной и внеземной жизни. Профессор, доктор физико-математических наук Михаил Никитин помог калининградцам взглянуть на этот вопрос с научной точки зрения.

Михаил Анатольевич начал с описания жизни на Земле: “Всем живым организмам на нашей планете присущи высокоупорядоченное молекулярное строение, метаболизм, гомеостаз, способность к адаптации, реагирование на раздражители, возможность к воспроизводству, развитие, а также использование информации в процессе функционирования”.

Где может быть в Солнечной системе жизнь, аналогичная земной, и какова зона обитаемости углеродной жизни? Почему углеродной — прежде всего, потому, что структура ДНК живых организмов на Земле основывается на углероде, атомы которого в процессе связываются между собой через водород, азот, фосфор. Согласно теории панспермии, жизнь возможна даже при температуре минус 150-200 градусов Цельсия. Всё зависит от режима перехода живой клетки в состояние замороженности.

По словам спикера, анализ условий потенциальной жизни на просторах Солнечной системы показывает, что можно предположить существование живых организмов на некоторых планетах или их спутниках: “Марс с его сохранёнными в виде льдов когда-то плескавшимися морями, но разреженной ныне атмосферой; спутник Сатурна планетоид Европа с внешней поверхностью в виде корки льда, из трещин которого бьют пары вод соляного океана; спутник Титан, на поверхности которого есть вода, а атмосфера состоит из азота и метана, и за счёт их более сложного соединения происходит фотосинтез, давая жизнь в толщу воды, в которой бы могли успешно образовываться полимеры (однако, несколько иные, чем на Земле)”.

Михаил Никитин также обосновал возможность альтернативной жизни на земных принципах: “Должны быть другие атомы, способные образовывать нужные молекулярные связи. Вместо кислорода – другой поджигатель топлива, вместо воды – другой жидкий растворитель, переносящий молекулы, а с другой стороны — переносящий тепло”. В качестве веществ, претендующих на роль “альтернативного углерода”, Михаил Анатольевич привёл в пример кремниево-кислородные цепочки, азот, мышьяк и фосфор, а дубликатами воды назвал серную кислоту, аммиак и даже цианистый водород.

Вне Солнечной системы научно-исследовательские поиски жизни, по утверждению профессора Никитина, также продолжаются. Программа поиска межзвёздного интеллекта “SETI” — один из ярких примеров этого. В 1959 году стартовали проекты и мероприятия по поиску внеземных цивилизаций и возможному вступлению с ними в контакт. В основу поисковой методологии здесь было взято радиопрослушивание космоса на разных частотах.

Михаил Никитин описал опыт программы так: “В течение 60 лет ни одного сигнала искусственного происхождения не было обнаружено, за исключением фонового шума естественного происхождения, источником которого оказались звёзды-пульсары с так называемым “идеальным сигналом”. В том числе, и этот факт стимулирует потребность дальнейшего развития радиотелескопической техники (космические телескопы Уэбба или Кеплера), а также “заглядывание” в самые отдалённые уголки Вселенной.
Спикер подчеркнул высокую скорость открытия и фиксации новых космических тел – это происходит практически каждую неделю, а в “зоне углеродной жизни” учёные уже обнаружили порядка двух десятков экзопланет, подобных нашей.

Михаил Никитин оценил перспективы исследований внеземной жизни вполне оптимистично: “Если в составе планеты обнаружат кислород, то это будет первым подтверждением того, что на ней возможна жизнь. Жизнь должна возникнуть там, где это неизбежно”.

«Научное антикафе» проводится в ИЦАЭ Калининграда по пятницам. Жители и гости города могут стать участниками лектория, сыграть в настольные и интеллектуальные игры, почитать научно-популярные книги из библиотеки центра.