Главред «Грамоты.ру»: «Язык сам справится с заимствованиями!»

20 мая главный редактор портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов прочитал владимирцам лекцию «Ангелы и аэропланы: судьба заимствованных слов в русском языке». Лекция состоялась в рамках федерального проекта сети Информационных центров по атомной энергии «Энергия науки».

Владимир Пахомов – кандидат филологических наук, научный сотрудник Института русского языка имени В.В. Виноградова РАН, член орфографической комиссии, член экспертного совета Тотального диктанта.

На лекции, прошедшей на основной площадке Тотального диктанта во Владимире (во Владимирском филиале Финансового университета при Правительстве Российской Федерации), главный редактор «Грамоты.ру» объяснил: «Какой будет судьба заимствованного слова, предсказать сложно. Некоторые из них промелькнут, оставшись незамеченными, как сторис в Инстаграме, другие останутся в языке и через некоторое время будут восприниматься как исконно русские. Например, сейчас вместо «случайно» говорят «рандомно». И это, скорее всего, языковая мода. Но если иноязычное слово отражает новый предмет, явление, у которого нет аналогов в русском языке, оно закрепляется».

Слушатели вместе со спикером решали филологические задачи: определяли, в каких случаях мясные шарики называют фрикадельками, тефтелями или митболами, как правильнее – стюардесса или бортпроводница, пасхальный кулич – это кекс или маффин и сколько «т» в слове «батл». «Все слова в языке проходят свой путь, меняются. Например, фрикаделька – это слово, заимствованное через нем. Frikadelle или франц. Fricadelle. Первоначально оно звучало как «фрикадель» и было мужского рода. Поскольку шарик маленький, уменьшительно-ласкательный суффикс не мог не приклеиться, а потом изменился и грамматический род», – объяснил Владимир Пахомов.

«Когда мы протестуем против заимствованных слов, мы протестуем против чего-то нового, непривычного, иногда режущего слух. Но язык сам разбирается со словами, и попытки искусственно ограничить употребление заимствованных слов ничем хорошим не заканчивается, — уверен лингвист. — Заимствованные слова не нарушают нашу уникальность – они начинают вести себя по законам русского языка, обрастают приставками и суффиксами. Русский язык – один из мировых языков, и некоторый иммунитет у него есть. Он и не с такими задачами справлялся, и справлялся безукоризненно».

Вопросы слушателей касались вариативности орфографического написания слов, роли нецензурных выражений в языке, заимствований из русского языка в другие и судьбы русских говоров.

«Как говорит мой знакомый лингвист и диалектолог Игорь Исаев, уроженец Владимира, судьба могла повернуться по-другому. Если бы столицу не перенесли из Владимиро-Суздальского княжества в Москву, все мы сейчас бы «окали», а над «аканьем» смеялись. Русские говоры всегда были средством пополнения литературного языка, в первую очередь, благодаря писателям. Так, например, слова «неудачник», «шуршать», «нудный» – заимствования из говоров. В первой половине ХХ века к говорам было негативное отношение, а понимание их ценности для языка пришло позже, ближе к 60 гг. прошлого века», – рассказал Владимир Пахомов.

«Мат – это важная и неотъемлемая часть языка. Но важно, чтобы он использовался уместно. Не зря мат называют непечатными словами. Это сильное оружие для выплеска эмоций, когда больно, обидно и т.п. Когда эти слова начинают употребляться в обиходной речи, то для острых ситуаций ничего не останется. И чтобы сохранить эту часть лексики, нужно держать её под замком. Она может использоваться только в экстренных ситуациях. А регулярное употребление мата, как ни странно, приводит к его обезличиванию и потере», – объяснил Владимир Пахомов.

«Главная задача орфографии – унификация письма. Разнобой в написании отвлекает нас от смысла текста. В 1 половине ХХ века разнобой в правописании был огромный, и это устранила реформа 1956 года. Имеющиеся сейчас орфографические варианты обусловлены разницей в произношении. Это не орфографические, а произносительные варианты: матрац и матрас, воробушек и воробышек. И дальнейшие реформы орфографии направлены как раз на то, чтобы писать стало проще и удобнее, но сила привычки слишком велика, поэтому реформа правописания начала XXI века провалилась», – пояснил спикер.

Лекция стала одним из мероприятий в рамках подготовки и проведения Тотального диктанта. ИЦАЭ является партнёром Тотального диктанта во Владимире на протяжении 6 лет.