Владимирцы устроили «Вечер научных страшилок» в Доме с привидениями

13 ноября в Центре пропаганды изобразительного искусства состоялось очередное научно-популярное ток-шоу Информационного центра по атомной энергии (ИЦАЭ) Владимира «Вечер научных страшилок». Эксперты обсудили, как может выглядеть «конец света» по-научному, на чём основан страх перед радиацией, и как Дом с привидениями получил своё прозвище.

Центр пропаганды ИЗО расположен в здании, построенном в конце XVIII века. Тогда в нём располагался Дом призрения – благотворительное заведение для престарелых, убогих и сирот. Павел Шебанков, заведующий передвижной выставкой музея Центра ИЗО, рассказал собравшимся о нескольких страшных и мистических эпизодах, связанных с его историей: «Владимирский губернатор Павел Рунич перестроил Дом призрения под свой будущий особняк, но впал в немилость, и жильцом этого дома стал следующий губернатор – Иван Михайлович Долгоруков. Евгения Сергеевна, его жена, скончалась в 34 года от чахотки, оставив сиротами 10 детей. Говорят, что Евгения Сергеевна продолжает являться обитателем этого дома, а вахтёры, работающие круглосуточно, уверяют, что иногда по ночам слышат цокот каблучков по лестницам».

После отъезда губернатора в этом доме по улице Большой располагались торговые дома, номера, Дворянское собрание. В этом доме судили Михаила Фрунзе, после чего отправили во Владимирский централ. Окончательно закрепление исторического прозвища произошло в послевоенные годы. В газете «Призыв» от 6 ноября 1945 года вышел фельетон «Дом с привидениями», в котором автор довольно едко высмеивал разруху и неустроенность, в которой находились многочисленные организации, занимавшие тогда это здание. Мистики добавили девяностые годы прошлого века. «После передачи здания Центру ИЗО началась масштабная реконструкция, в ходе которой нашли множество черепов и костей. Их было так много, что их даже выставляли в окна, и это зрелище, естественно, пугало прохожих. Здесь находился погост церкви святого Георгия, поэтому такие находки были неудивительны», – объяснил Павел Шебанков.

Роман Евстифеев, доктор политических наук, ведущий научный сотрудник кафедры политологии во Владимирском филиале РАНХиГС, рассмотрел конец света с научной точки зрения. «Впервые о конце света написал Гесиод примерно в 700 году до н.э. Тема конца света и Страшный суд вдохновляли многих известных художников: Босха, Доре, Васнецова, да и у Андрея Рублёва есть фреска с этим сюжетом, — рассказал Роман Евстифеев. – А мы с вами рассмотрим эту тему через образы четырёх всадников научного апокалипсиса». Имена этих «всадников», по мнению политолога, глобальная катастрофа, антропоцен, трансгуманизм и кризис идентичности. «Глобальная катастрофа – это событие космического масштаба, например, взрыв сверхновой или столкновение Земли с другим крупным небесным телом, и человечество глобально не может на это повлиять. Но человек сам по себе – это главный фактор разрушения на планете. Мы живём в геологическую эпоху антропоцена, и от наших действий зависит наше будущее, например, последствия глобального потепления или возможность ядерной войны», – объяснил эксперт.

Идеи трансгуманизма, как считает Роман Евстифеев, тоже могут привести к условному «концу света», так как основаны на идеях создания «лучшего человека», «сверхчеловека», активного внедрения искусственного интеллекта во все сферы, и последствия таких изменений могут быть непредсказуемыми. Но самый страшный из «всадников» – это кризис идентичности: «Мы не понимаем, кто мы есть на самом деле. Быстрые изменения в обществе опережают изменения в самосознании, и это приводит, в том числе, к созданию экстремистских организаций и сект». Кроме того, нас уже настигают четыре всадника информационного апокалипсиса: фастфуд, постправда, фейк ньюс и «Большой брат».

Александр Колдобский, профессор НИЯУ МИФИ, награждённый ведомственным знаком «Ветеран атомной энергетики и промышленности», размышлял о причинах страхов перед атомными технологиями. «Если спросить каждого в этой аудитории, верит ли он в привидения или в четырёх всадников апокалипсиса, многие из вас пожмут плечами. Но если вам же задать вопрос о том, опасна ли атомная энергетика, количеств утвердительных ответов будет гораздо больше», – уверен Александр Колдобский. При этом заблуждения об опасности ядерных технологий нередки даже среди студентов технического профиля из московских вузов. «Мы провели среди наших студентов-технарей опрос, какое количество человек погибли в Чернобыле и в Хиросиме. Число погибших в Чернобыле студенты оценили в 100 000, а в Хиросиме миллион, хотя общее количество жителей Хиросимы составляло порядка 140 тысяч человек, а в Чернобыле в первые 10 дней после аварии умерли чуть больше 30 человек. Самое интересное началось, когда я задал вопрос, откуда они взяли эти цифры. «Все это знают!» – ответили мне студенты», – поделился эксперт.

Причина такого предвзятого отношения к атомной энергетике, по мнению Александра Колдобского, такова: «Будущее любой технологии зависит от того, какое лицо она впервые показала миру. Атомная энергетика началась с Хиросимы и Нагасаки. Вторая причина – повышенная секретность, порождающая слухи и домыслы. На предприятиях, где я работал, плутоний называли ЭТО. На другом предприятии плутоний называли медью, а медь называли «истинная медь». Третья причина – человек с помощью своих чувств не может уловить и почувствовать радиацию. А человек больше всего боится того, что не видит и не чувствует».

«Я считаю деятельность ИЦАЭ необыкновенно важной. Атомная отрасль – единственный технологический локомотив страны с высоким инновационным потенциалом, а в информационных центрах по атомной энергии рассказывают об этом, и в итоге общество начинает понимать важность и необходимость ядерных технологий. И я хотел бы, чтобы вы в своей жизни следовали двум принципам: доверяй профессионалам и подвергайся сомнению», – завершил «Вечер научных страшилок» Александр Колдобский.